IoT: не только датчики

Интернет вещей из маркетингового слогана превращается в инструмент развития бизнеса.

Цифровая трансформация – главный тренд последних лет, сформировавшийся на стыке бизнеса и информационных технологий, которые призваны этот бизнес изменить, – невозможна без полного понимания всех процессов, происходящих в компании «здесь и сейчас». За сбор таких сведений отвечают решения, объединенные термином «Интернет вещей» (Internet of Things, IoT), – совокупность датчиков, каналов связи, средств накопления и обработки данных. О том, что в области промышленного Интернета вещей предлагает компания SAP, рассказывает Денис Савкин, руководитель Центра экспертизы SAP СНГ по решениям и технологиям.

Денис Савкин
Денис Савкин, руководитель Центра экспертизы SAP СНГ по решениям и технологиям:
«У SAP уже есть десятки проверенных сценариев IoT, которые мы готовы предложить клиентам»

Что собой представляет современный рынок Интернета вещей?

Я бы сказал, что в России, да и в мире, он еще не сложился. Есть красивое маркетинговое понятие, которое каждый понимает по-своему.

С нашей точки зрения, речь идет обо всех устройствах, подключенных к локальной интранет-сети или глобальной сети Интернет и передающих информацию в некое большое облако или большую систему. По существу, Интернет вещей возник очень давно. С 60-х годов существуют системы управления производством, системы мониторинга транспорта. Но сейчас появились технологии, которые позволяют сделать подобные решения массовыми. Мы можем собирать данные с огромного количества датчиков, хранить их, обрабатывать и на основе полученной информации трансформировать бизнес.

На российском рынке свои решения IoT компания SAP продвигает с 2015 года. Пока мы в основном просвещаем потенциальных клиентов, рассказываем, что это такое и зачем нужно, а рынок присматривается. Но я считаю, что в 2017 году может начаться их продуктивное использование. У SAP уже есть десятки проверенных сценариев, которые мы готовы предложить клиентам.

В январе вы представили портфель продуктов Leonardo. Что в него входит?

Мы объединили семейство продуктов IoT и решения SAP для управления цепочками поставок (Digital Supply Chain, DSC), тем самым охватив все сферы применения промышленного Интернета вещей – от учета активов до средств дополненной реальности.

Портфель будет пополняться: в ближайшие пять лет в его развитие планируется вложить 2 млрд евро.

Leonardo можно разделить на три группы продуктов. Первая – «классические» DSC-решения, такие, например, как SAP Manufacturing Execution System и Manufacturing Integration and Intelligence, позволяющие реализовать на производстве концепцию Индустрии 4.0 с учетом возможностей, которые предоставляет платформа IoT.


У клиентов есть понимание необходимости цифровой трансформации бизнеса, важнейшей частью которой является Интернет вещей

Есть группа технологических решений, которые активно развиваются и предназначены для создания компаниями собственных приложений IoT или сбора данных с оборудования и датчиков. В первую очередь это платформа SAP Cloud Platform с готовыми шаблонами для разработки IoT-приложений (SAP Application Enablement). Кроме облачных продуктов, SAP развивает и решения класса on-premise – например, SAP Plant Connectivity, SAP IoT Integrator by OSIsoft или Device Management for IoT by Telit. Такие системы решают задачу интеграции ПО SAP с промышленным оборудованием и устройствами Интернета вещей. Ведь для IoT постоянно разрабатываются новые протоколы взаимодействия и новая техника, и мы должны поддерживать самый широкий спектр протоколов и драйверов.

И третья группа – готовые решения IoT. Например, решение SAP Predictive Maintenance для прогнозирования ремонтов оборудования или новинка, представленная в последнем квартале 2016 года, – Connected Goods. Это решение для «умного» торгового оборудования. Так, у Coca-Cola по всему миру установлено около 40 млн холодильников, и компании хотелось бы понимать, нормально ли работает каждый из них и что в нем хранится – кока-кола или продукция конкурентов. Другой пример: вендинговой компании надо знать, как работает ее машина, не закончился ли товар, что пользуется спросом в данной точке продаж, а что остается невостребованным. Как выяснилось, даже по характеру открывания двери такого аппарата можно понять, все ли в порядке. Если покупатель открыл ее, забрал товар и закрыл, процедура занимает одно время, если он долго что-то ищет – уже гораздо большее. И владелец машины понимает: или товара нет, или автомат неисправен.

Еще несколько продуктов планируется выпустить в конце года, в частности Connected Patient и Digital Farming.

Кого вы хотели бы видеть в качестве ваших партнеров по созданию экосистемы для Интернета вещей?

Мы стараемся сотрудничать как с теми, кто давно применяет наши продукты, так и с новыми компаниями, имеющими интересные идеи или просто желание работать в этой области. SAP предлагает платформу SAP Cloud Platform (прежнее название – SAP HANA Cloud Platform), которая включает в себя средства автоматизации сбора данных с датчиков, их иерархического хранения, обработки и т. д. На ее базе, как из деталей Lego, партнер может собрать собственное IoT-решение, а для его продвижения воспользоваться магазином приложений SAP Store. Это аналог AppStore или GooglePlay, где размещено все, что создано на базе SAP Cloud Platform.

Сейчас несколько наших российских партнеров разрабатывают решения в области Интернета вещей – для сельского хозяйства, ретейла, нефтегазовой отрасли.

Это «программные» партнеры?

Да, но мы сотрудничаем и с «железными» вендорами. Как с крупнейшими – Intel, Cisco, HP, Dell, Apple, Siemens, так и с небольшими производителями специализированного оборудования. Например, в пилотных проектах для сельского хозяйства мы используем сделанные в России датчики, которые работают на основе технологий LoRa и LoRa WAN. Мы очень хотим привлечь внимание российских компаний, выпускающих датчики и промышленное оборудование, к нашим технологиям и возможностям сотрудничества с SAP.

И разумеется, продукты для Интернета вещей будут развиваться за счет функциональности других решений SAP. Вместе с Leonardo у нас появилась платформа CLEA (Computer Learning Enterprises Applications), которая позволяет добавлять элементы искусственного интеллекта и машинного обучения. Такие средства очень нужны для систем IoT, поскольку помогают понимать, как правильно обрабатывать собранные данные. Найдется применение и для других разработок – систем компьютерного зрения, виртуальной реальности. Все это компоненты цифровой трансформации бизнеса.

Готовы ли клиенты к внедрению новых технологий?

В 2015 году мы предлагали своим клиентам внедрять IoT, но в 2016-м поняли, что Интернет вещей сам по себе никому не нужен. Всех интересует трансформация бизнес-процессов, которой можно достичь с помощью таких решений. Поэтому сейчас главное внимание уделяется разъяснению того, как SAP помогает трансформировать бизнес, и демонстрации наших возможностей на примере конкретных кейсов.

При этом SAP тоже меняется. Из разработчика и продавца лицензий на проприетарные продукты мы трансформировались в облачную компанию, заинтересованную в долгосрочном сотрудничестве с клиентом для развития его бизнеса. Мы помогаем клиентам осознать, какие возможности открывает перед ними цифровая трансформация, и привлекаем для этого не только собственных специалистов, но и ресурсы других лидеров индустрии, например Amazon или Apple.

Анонсированное совсем недавно, 8 марта 2017 года, сотрудничество еще с одним инновационным гигантом – компанией Google – также затронет технологический стек продуктов SAP (SAP Cloud Platform, SAP HANA Express Edition) и сферу IaaS. Это яркий пример того, что в современном мире очень важна кооперация, и технологии SAP становятся максимально открытыми, включают все больше компонентов, созданных партнерами, и решений, реализованных в концепции Open Source.

Любой технологический бум сопровождается нехваткой специалистов...

Да, дефицит кадров существует. Мы стараемся задействовать лучших специалистов, реализуем обширные образовательные программы во всех сильнейших вузах России и даже в школах.

Кроме того, выручает обмен опытом с другими нашими подразделениями: что-то быстрее развивается у нас, что-то – у них.


Интернет вещей сам по себе никому не нужен. Всех интересует трансформация бизнес-процессов, которой можно достичь с помощью таких решений

Какие отрасли наиболее активны в освоении Интернета вещей? В России, в мире...

Традиционно – финансовые организации, ретейл, нефтегазовые предприятия, металлургические. В России еще и сельское хозяйство, куда сейчас вкладываются немалые средства. Возможность проконтролировать, правильное ли устройство прицепили к трактору и те ли удобрения загрузили для конкретного поля, дает значительный экономический эффект.

На Западе первопроходцами в освоении Интернета вещей стали предприятия, работающие на высококонкурентных рынках: банки, ретейл, страховые компании.

А у нас большой интерес к теме IoT проявляют и самые, казалось бы, консервативные отрасли: металлургическая и нефтегазовая. И это не вызывает удивления. Курсы по нефтяным решениям SAP в разных странах всегда читали сотрудники российского офиса, потому что в нашей стране эта отрасль – самая передовая с точки зрения внедрения наиболее современных технологий SAP.

А по идеям в области Predictive Quality Россия вообще в лидерах. Сейчас наш опыт анализируют на Западе. Технологии Predictive Quality позволяют гарантировать выпуск продукции с определенным уровнем качества. Например, процесс плавки стали очень плохо стандартизируется и в значительной степени зависит от того, как конкретный сталевар ведет плавку. И если дать сталевару дополнительную информацию (исторические данные по предыдущим плавкам, математическую модель на основе машинного обучения), можно повысить качество получаемого металла и при этом экономнее расходовать дорогие легирующие добавки.

Есть уже примеры достижения заметного эффекта от внедрения IoT-решений?

Самые очевидные – из сферы ремонта и обслуживания. Обычно ремонт идет по плану: прошел год – меняем тормозные колодки и масло без учета условий эксплуатации. Так и происходило в итальянской компании TrenItalia, которая эксплуатирует 2 тыс. скоростных электропоездов, 2 тыс. локомотивов, 30 тыс. вагонов. Сенсорные межвагонные двери таких поездов, которые открываются, когда человек подходит к ним, и затем закрываются, ремонтировали в зависимости от пробега поезда.

Теоретически чем большее расстояние проходит поезд, тем чаще открывается дверь. Но количество открытий-закрытий зависит также от числа остановок и от того, кто чаще всего ездит тем или иным маршрутом – школьники, которые носятся туда-сюда, или взрослые люди.

Оказалось, что переход от ремонта по пробегу к ремонту по состоянию дает существенную экономию. Например, двери ремонтируются в зависимости от того, сколько раз они открылись и закрылись: после каждых 10 тысяч открываний их надо смазать, через каждые 100 тысяч – поменять подшипники.

Но затем оказалось, что более точно определять время ремонта можно не по количеству открываний, а в зависимости от того, как быстро это происходит. Тогда становится понятно, насколько хорошо работают механизмы, в каком состоянии находятся смазка и подшипники. Поэтому комбинация параметров «количество открываний + скорость срабатывания двери» дает почти полную гарантию своевременного ремонта. Благодаря такому подходу TrenItalia сэкономила 8% от общего объема бюджета, выделяемого на ремонт подвижного состава.

Другой пример: в одном поезде имеется 150 аккумуляторных батарей, и регламент предписывал каждую такую батарею вынуть, протестировать и поставить назад, если она еще рабочая. Поскольку поезд неразборный, его надо целиком переместить в депо. Компания перешла к тестированию батарей «на лету» – их ранжируют по состоянию и выделяют те, которые надо проверить. В результате теперь обследуют не 150, а всего 50 батарей, то есть еще на треть сократили время ремонта.

Сегодня компания TrenItalia собирает сотни терабайт информации в год с более чем 6 млн датчиков, установленных на подвижном составе.

В соответствии с законодательством страны многие критически важные узлы специалисты TrenItalia пока еще обслуживают «по плану», не доверяя датчикам в полной мере. Но даже частичный переход на ремонт «по необходимости» принес более 8% экономии.

Этим опытом использования новейших решений IoT заинтересовались в РЖД и других компаниях, эксплуатирующих вагоны.

Пример из другой области – порт Гамбурга, очень старый и сильно загруженный. Решение на базе технологий SAP позволяет отслеживать маршрут каждого направляющегося сюда грузовика: он подключен к единой диспетчерской системе, его «ведут» по дорогам, говорят, где надо припарковаться, сколько времени подождать, потом впускают в зону разгрузки, быстро обслуживают и выпускают из порта. Грузопоток вырос вдвое.

Какие прогнозы относительно развития IoT в России на текущий год?

Переход от слов к делу. Для этого все готово: продукты, истории успеха, отраслевые методики внедрения. А у клиентов есть понимание необходимости цифровой трансформации бизнеса, важнейшей частью которой является Интернет вещей.

Контакт с нами
Отправить

Выполните вход под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы создать новую учетную запись.

Не зарегистрированы?

Еще не зарегистрированы? Получите доступ к 5000 эксклюзивных материалов, подпишитесь на новостную рассылку и управляйте ей.




Создать новый профиль