«Облачная компания — это компания быстрого реагирования»

SAP помогает организациям взаимодействовать друг с другом, а облачные технологии позволили сделать этот процесс более масштабным, надежным и простым. Вот почему SAP относится к этому технологическому тренду с таким вниманием: видя, что рынок стремится к облакам, компания хочет это движение возглавить.

Наталия Парменова,
исполнительный директор SAP CIS

— Как известно, SAP выбрал облака как основу своей стратегии и даже слоган компании теперь звучит как «SAP — это облачная компания». На чем основана такая вера в облако?

— Прежде всего, на той обратной связи, которую мы получаем от клиентов. SAP, как мировой лидер ИТ-рынка, сотрудничает с компаниями — трендсеттерами в своих отраслях. Например, с Procter&Gamble и Nestle — безусловными лидерами FMCG-рынка, с Siemens — лидером в машиностроении, EON — в энергетике, Walmart — в ритейле. Общаясь с ИТ-лидерами этих компаний, а также с бизнес-лидерами, мы собираем и анализируем информацию, и на ее основе создается наша стратегия.

Безусловно, оказывает влияние и рынок, конкурентное окружение. Мы пристально следим, например, за стартапами, разрабатывающими «облачные» технологии, за их развитием, спросом на их решения. Спрос значительный, и он растет.

Когда я начала работать в SAP в 2000 году, аналогичный процесс развития шел в сфере B2B: мы воспринимались исключительно как поставщик ERP-решений, с помощью которых можно усовершенствовать внутренние процессы организации. И вскоре появились компании, которые делали аналогичные продукты. Увидев это, SAP сделал следующий шаг — предложил решения, позволяющие организациям взаимодействовать друг с другом. Так появился SAP Business Suite.

— А почему же в таком случае компания говорит именно о фокусе на облака, а не, например, на ERP и облака?

— Основная мысль, которую недавно высказал один из основателей нашей компании, Хассо Платнер, заключается в том, что «облачные» компании предлагают совершенно другую модель реакции на изменения. Если традиционный процесс разработки занимает, как минимум, 6–9 месяцев, то «облачные» компании умудряются выпускать функциональные обновления своих продуктов за считанные недели. В этом смысле «облачная» компания — компания быстрого реагирования. От нас это требует более тесного взаимо­действия всех подразделений в рамках глобальной структуры.

С другой стороны, наши решения — и on-premise, и «облачные» — должны быть удобны и приемлемы для конечных пользователей в зависимости от тех целей, которые перед ними стоят. Сравнить это можно с одним и тем же блюдом, которое вы можете съесть в ресторане, дома, в самолете или у костра в походе. «Облачная компания» — это компания, которая быстро реагирует на запросы клиентов и может быстро разработать необходимую функциональность с должным качеством.

Еще одно изменение, которое принесли нам облака, — появление решений, которые можно отдавать клиентам на условиях trial-доступа, «попробовать». Например, к SAP Ariba можно получить тестовый доступ. Это совершенно невозможно было бы, например, для классического ERP-решения.

Но и сервисы должны трансформироваться. Когда мы продавали решения on-premise, идея заключалась в том, что мы отдаем клиенту программное обеспечение, и он может сразу его использовать либо «подержать на полке». А в «облачной» схеме клиент платит за сервисы, и только за те, которые потребляет. Тут сразу же возникает несколько вопросов: как разделить сферы ответственности — нашу и клиента, кто занимается развитием решения, ведет мониторинг и так далее. Меняется модель: если сервисы не используются, они не оплачиваются, и это тоже предъявляет свои требования к качеству продуктов и внимательности к клиентам. Прибавим сюда динамическую схему оплаты. Той же SAP Ariba можно пользоваться долгое время бесплатно — оплата начинается после определенного объема транзакций. Естественно, крупные клиенты не занимаются этой «нарезкой», они сразу же покупают полный сервис.

— Получается, что к SAP как к поставщику требования значительно усложняются. Как минимум, требуется гораздо большая гибкость и скорость реагирования, а также — качественно иной уровень общения с клиентом…

— В целом наша концепция не изменилась, для нас интересы клиента всегда были основным приоритетом. Просто сейчас мы этот подход расширили и сформулировали для себя дискретный принцип: чтобы клиент приобрел у нас какое‑либо решение, он должен внедрить предыдущее, быть им довольным, видеть от этого пользу. То есть наш сервис — это постоянная величина, мы заботимся об интересах клиента всегда.

Например, сейчас открылся наш первый российский ситуационный центр, он находится в Санкт-Петербурге. Одно из направлений его работы — поддержка нашего собственного дата-центра. То есть два самых современных и технологически совершенных объекта в России будут поддерживать друг друга. ИТ-ландшафту и решениям наших клиентов, которые будут поддерживаться этими ресурсами, обеспечена двойная надежность.

— Как это изменение отражается на самой компании SAP, какие изменения происходят в процессах?

— Несколько лет назад мы перевели наши процессы разработки на модель «бережливого производства» (LEAN), начали массово использовать методологию AGILE, сами циклы разработки значительно сократились и стали дискретными. Наша задача — интегрировать все направления разработки, так как клиенты, конечно, будут интересоваться гибридными решениями, позволяющими сочетать физическую ИТ-инфраструктуру и виртуальную, облачную. Трансформируются и консалтинговые услуги: мы стремимся создать портфель типовых, быстро внедряемых проектов, это позволяет значительно ускорить внедрения в публичном облаке, где вариативность процессов почти нулевая. Значительно меняется наша коммуникация с клиентом: про облачные решения мы говорим в первую очередь с бизнес-подразделениями, а не с ИТ.

Кроме того, новые задачи появляются по мере развития наших продуктов: например, в SAP Ariba это налаживание взаимодействия с поставщиками, организация тендеров и конкурсов. Сейчас в развитии этой функциональности заняты около 100 человек, и они занимаются не только разработкой, но и обучением поставщиков, потому что крупным компаниям важно, работая с многочисленными поставщиками разного масштаба, следовать единым стандартам.

Открылись новые возможности и в развитии партнерской сети: у нас появляются и будут еще появляться партнеры нового типа — гибкие, ориентированные на то, чтобы сделать много небольших проектов, а не в течение многих лет вести одного клиента. Соответственно, мы учитываем это в стратегии развития нашей экосистемы.

Кроме того, очень много внимания мы уделяем обучению сотрудников. Например, организовываем индустриальные семинары в вузах — в РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, МИСиС и др. Наших экспертов из Центра отраслевой экспертизы мы отправляем не только на российские, но и на зарубежные проекты, чтобы они могли получить там новые идеи, изучить глобальный опыт. Приток новых знаний и информации нужен обязательно.

— А что это значит лично для вас, как одного из руководителей компании, — жить в среде изменений?

— Я вообще не люблю рутины, никогда не работала в таком режиме, чтобы каждый день нужно было делать одно и то же. Все время есть новые идеи и задачи, сначала их нужно концептуализировать, потом находить ресурсы, реализовывать. Мне нравится такой подход к жизни, когда один проект сменяется другим.

Своим коллегам я всегда предоставляю поле для творчества, ответственности. Возможно, поэтому в моем окружении очень много людей, которые постоянно стремятся что‑то новое придумывать. И одно из важнейших направлений этого творчества — упрощение, уход от неоправданной сложности. Даже в наших презентациях мы, мне кажется, показываем сейчас совсем другой подход к проблематике, и во многом это произошло благодаря новой творческой методике Design Thinking, фокус которой — на простом, понятном представлении идеи, сочетании логики и простых, быстрых ассоциаций.

Я много времени посвящаю коммуникации с сотрудниками, чтобы услышать их мнения, их вопросы, рассказывать, что происходит и планируется, какие идеи исходят из штаб-квартиры. У нас люди хотят все знать и не боятся перемен — в отличие от многих стран, где новое воспринимают как риск и нарушение статус-кво. В России мы многое воспринимаем как возможность, а не как риск.

— Готова ли сама компания к таким динамическим изменениям?

— Да, компания действительно меняется, и наш головной офис эту политику последовательно проводит. В головном офисе SAP в Вальдорфе все совершенно убеждены в том, что будущее — за облачными технологиями, только об этом говорят и только этим занимаются, и, конечно, происходит каскадирование убежденности. Все подчинено этой цели. Мы уделяем столько внимания и проводим столько изменений для фокусировки на облачных технологиях не из прихоти — мы видим, что весь рынок туда идет, и хотим это движение возглавить. 

 
 
 
Контакт с нами
Отправить

Выполните вход под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы создать новую учетную запись.

Не зарегистрированы?

Еще не зарегистрированы? Получите доступ к 5000 эксклюзивных материалов, подпишитесь на новостную рассылку и управляйте ей.




Создать новый профиль